?

Log in

No account? Create an account
Мой опыт выхода из аутизма был очень тяжелым и нелегким для меня. Я обнаружила это состояние, когда мне было около 27 лет. В то время я находилась в тяжелой форме депрессии, и выход из «аутичной депрессии» для меня было целым приключением.

Я немного расскажу что происходит внутри человека – аутиста. Человек погружен в себя. Очень глубоко. Он часто находится в собственных размышлениях, уходит в вымышленные или реальные миры, уходить в космические пространства – летать по ним и лишь слегка касаться сознанием тела. Взрослый или ребенок в этой болезни может бегать босиком по мокрой весенней траве, а сам находится дома на мягком ковре на полу. Или изучать строение планеты сознанием, а сам пытается застелить свою постель. Сознание такого человека разрабрасывается на мелкие кусочки и разлетается в разные части миров. Это может быть и один мир, а может быть и несколько. Например, у меня части сознания одновременно анализировали прошлое (я проживала разлуку с молодым человеком), изучали космические просторы, уходили в воспоминания детства, школы и многое другое. Я была разбросана в разные стороны от себя, но только не была в себе. Такое состояние не есть плохое, и многие комфортно живут в них. Однако эти состояния страшны, если человек закрывается внутри своих миров и размышлений и не осознает их. Внутри аутиста именно так все и происходит. Он закрывается от внешнего мира, от людей, от города, от суеты, и сидит в собственных раздумиях. Такие люди молчаливы, т.к. они испытывают острую боль от прикосновения с человеком. Они очень чувствительны, и любая мысль или неискренне сказанное слово – ощущается ими как острое лезвие по сердцу. Такие люди часто являются высокоразвитыми, но из-за своих проблем, не могут выйти наружу привычными способами. Люди часто не понимают аутистов. Они не понимают что с ними происходит. Взрослые не знают как реагировать на ребенка, который закатал истерику, когда мама просто хотела его накормить вкусным салатом. Такой ребенок мог всего навсего почувствовать нискренность материнского желания, или ему не подходит такая грубая подача еды – «на, ешь я сказала и не волнует»… Еще чаще нет банального контакта родителей с ребенком именно через их внутренний мир, и без этого контакта, они не способны и не хотят воспринимать взрослых. Ведь это у нас в мире взрослых принято все очень просто и грубо… вроде, «на – бери», «спасибо – взял». У людей более глубокого уровня, особенно аутистов, все происходит через соприкосание с их внутренним миром. Если такой контакт периодически происходит, будет легче и проще находить общий язык. Если же нет – глубокое молчание, истерики, крики. Такие люди, повторюсь, очень чувствительны, и их ранимость, истерика, молчание как раз и связаны с тем, что больно соприкосаться с внешним миром через привычные для обычных людей схемы общения. К тому же, и планета наработала слишком много негативной энергии. Это также очень чувствуется ими, от чего они стараются быстро закрываться.

[Далее]Для людей, погруженных в собственные миры и размышление, внешний мир очень жесток и громок. Он опасен, и делает множество ударов по их телам. Страдают тонкие тела и грубые, страдает душа. И если человек не выходит из своего состояния, от открывается, это может приводить к периодическим истерикам.

Я пробовала выходить из состояния разными путями, не осознавая того сама. Пробовала начинать говорить с людьми на темы, которые мне не интересны, пробовала вести общение и взаимодействие на грубых формах. Все это не приводило ни к чему – только к потере собственной части меня. От меня оставалось около 30 процентов, и остальная была просто утеряна. Конечно, я становилась глупым и безнадежным человеком в таком состоянии, и ответственность за меня саму же была утеряна. Грубо говоря, я становилась как амебное безжизненное существо, которое не хотело да и не могло развиваться, имея только 30-процентов себя. Почему всего лишь 30? Именно на этих процентах я вела общение, а остальные 70 – это был мой глубокий внутренний мир, который я закрывала, ведя разговоры на «примитивном уровне». Я закрывала неосознанно свои миры, чтобы хоть как-то общаться и не уходить от людей. Но это не помогало. Мне становилось больно, и я возвращалась к себе 100-процентной, но снова молчаливой – не разговорчивой.

Можно ли выйти из аутизма и как? Ответ можно. Я выходила из него годами и продолжаю выходить. Это трудоемкий процесс, во время которого нужно набраться терпения. Самое важно, это понимать себя – понимать и принимать свое состояние таким, какое оно есть. На мой аутизм мне намекнул мой психолог, и я приняла его. Аутизм, так аутизм – и хорошо. В этом состоянии много прекрасного. Ты хоть и закрыт от внешнего мира, но способен тихонечко, никому не мешая анализировать его, наблюдать за ним.

Если ты понял, что находишься в состоянии аутизма, ты уже способен на многое. Людям с глубокими познаниями собственных или других миров, крайне важно общаться и делиться своими мирами и размышлениями. Часто это происходит через творчество. Например, человек, который летает по космическим просторам, мог бы начать рисовать на картине то, что видит. А тот, кто в глубоких размышлениях, описывать свой опыт и знания в статьях или рассказах. Именно творческие процессы открывают клетки тела, в последствии чего человек может раскрыться. Однако, этого мало. Людям, которые находятся в процессе раскрытия, крайне важна человеческая поддержка. Не получив ее, они могут схлопнуться и вернуться в исходное состояние. И, продолжая рисовать, они будут продолжать находиться в закрытых состояниях, никого себе не подпуская. Зачем нужна поддержка? Просто творчества по моему опыту мало. Именно через общение – через энергообмен с людьми, человек, страдающий аутизмом, может выйти наружу. Но это не просто мама, которая подошла к рисующему ребенку, и стала с ним общаться. Напомню, что грубая форма контакта такими людьми не воспринимается (за редким исключением – душевной предрасположенностью). Важнее всего, находить общение во время общего взаимодействия. Например, вы вместе занимаетесь фотографированием города, или пишете рассказ. В таком случае, у вас есть тема общения – у вас создался общий фон, так сказать, и человеку уже комфортно с вами. Без этого фона чувствительным людям тяжело общаться, ибо такой фон – как смягчающая энергетическая подушка. Общее – объединяет и сонастраивает их друг с другом, и на таком фоне, уже можно общаться о бытовых вещах, что часто не любят люди с аутизмом.

Кроме всего, человек нуждается в том, чтобы налаживать и тело и дух. Пословица «В здоровом теле – здоровый дух» говорит нам о том, что человек, который занимается собственным здоровьем, силен духом. У него хорошая сила воли, высокая работоспособность. Жизнь человека с аутизмом необходимо налаживать с разных сторон. Выбор духовной составляющей – выбор религии, которая повернет его к Богу также дополнит частичку человека. Кроме основных, налаживать и другие интересы. Я, например, бегала по вечерам, ходила на стрельбу из лука, на актерские курсы и контактную импровизацию Между этими мероприятиями, конечно, было и кино, театры, семинары и прочее. Все это способствует нахождению друзей и людей по интересам. То, о чем я писала ранее, общение с людьми по интересам будут комфортнее людям с аутизмом. Самое главное, не заставлять себя заниматься интересами, если искренне не тянет на них. Не нужно идти на танцы, если их не любите. Если вам по душе – катание на мотоциклах, то лучше идти туда. Для чувствительного человека, заниматься тем, что ему абослютно не по духу, будет только адом. Тоже касается и общения с людьми. Если человек не по духу, а его заставляют с ним общаться, обернется страшным внутренним чувством. Не обязательно, это может быть конфликт – ссора. Человек с аутизмом, может держаться в себе собственные мысли об этом человеке. Часто он видит внутренний мир собеседника, и если он ему не понравится, то может не потянуться к нему. Для таких людей важной особенностью является развитый внутренний мир и искренность, которая исходит от человека. Без искренности в собеседнике, пытаться общаться смогут не многие – лишь избранные.

Человек с аутизмом может жить обычной жизнью и не понимать свой аутизм. Он может не осознавать собственный мир и собственные мысли. Так было со мной, пока не появился человек, который вскрыл мне собственные мысли. Это была девочка. Она была моим духовным другом. Мы жили втроем в трехкомнатной квартире, и часто встречались на кухне поговорить. Она любила размышлять на глубокие темы. Во время общения я стала осознавать глубины собственных мыслей и даже больше. Я осознавала собственные мысли. Как оказалось, они значительно отличались от мыслей среднестатистического человека. Мои мысли как множественная галлограма с огромным количеством граней. Нет единого ответа, есть множество истин, которые объединяются в одну. Это как живая система, в которой все ответы, все данные плавно перетекают одна в другую. В каждый момент времени, в зависимости от множества факторов и составляющих, то один ответ становится главным, остальные вокруг него, то другой. Такая живая система и множество всего другого – все это было внутри меня, и осознать я могла это лишь после общения с другом по духу. До нее у меня был очень плотный сгусток собственных мыслей, который мной не определялся.

Самым важным аспектом является развитие самого важного своего интереса. Например, я по духу инженер, и если останавливаюсь в развитии этого направления, мне становится дурно и не хорошо. Именно основное ядро – самый основной интерес – тот интерес, на который заложен самый большой энергетический потенциал. Если я перестаю заниматься проектами или клиентами, перестаю развиваться в этом направлении, у меня просто спадает не только желание действовать, но и желание существовать на этой планете. О таком не говорят вслух, однако я переросла собственную себя и какой-то момент мой аутизм стал исчезать. Я раскрывалась, и с раскрытием стала понимать собственную себя – кто я, зачем и почему. Это происходило медленно, постепенно – буквально собиралось по атомам. Раскрытие человека, уход от аутизма – способность полноценно общаться с людьми и окружающим миром в рамках острой болезненной дисгармонии энергетического поля земли, низкой человечской энергетики, которая приносит боль в общении – все связано с пониманием и нахождением себя, прежде всего. Выход связан с осознаванием себя, собственных миров, постепенного раскрытия миров через творчество и другие интересы по духу. На фоне развития интересов, появляется люди в общении. Так чувствительным людям значительно легче везти диалоги, если они возникают. Это не так сильно бьет по чувствительности, и можно найти много общего и начать раскрывать собственные размышления. Также важны люди духовной или душевной близости. Именно они помогают осознать внутренний мир и мысли при аутизме. Через них вскрываются они во время общения. Важно работать с грубым и тонкими телами – найти себя в спорте, духовних практиках и прочее. Важно, найти себя в религиозном направлении получать духовные энергии. Ведь выход из аутизма очень нелегкий и долгоиграющий путь. Каждая клетка будет страдать от нехватки тех или иных видов энергии при раскрытии. Это целые мучительные процессы, которые нужно пережить. От целеустремленности и желания будет зависеть выход из состояния аутизма. Не беспокойтесь, если у вас ничего не получается. Знаете, сколько раз я выходила из равновесия и кричала в комнате диким криком от сумасшедших болей? То мне не хватало материнських энергих, то банального женского общения, то другого. Все это «адски» отражалось в моем теле, на моей душе и сознании. Я плакала, рыдала, била посуду от того, что не могла пережить процессы раскрытия в своїм теле. Но я вновь становилась на ноги и продолжала идти вперед, понимая, что это маленькая ступенька, на которой я споткнулась. Останавливаться на маленькой ступеньке нельзя, и я шла вперед. Только вперед был мой – ибо у меня была цель – самораскрытие, самопознание, самосовершенствование. И я шла, и продолжаю идти, написав эту статью. Того же желаю и вам… и тем, кто занимается взрослыми или детьми артистами – иметь глубокое терпение и не фарсировать работу над тем, что назвали болезнью – не спешить вывести человека из аутизма. Главное, понимание, что вы делаете. Я желаю успехов всем, кто работает с людьми артистами и кто сам артист идет на пути свого раскрытия. У Вас обязательно все получится! Только идите вперед!
Яма глубиной в километр
(Мой путь саморазрушения)


Несколько лет назад я вошла в одну из самых глубоких депрессий моей жизни. Я пробыла в ней 8 лет, и у меня не было ни друзей, ни общения – ничего. Я была аутичным человек и попросить о помощи сама не могла. Я немного расскажу об этом.
Мне было 22 года. Я была молодой и неопытной в этой жизни – как говорят, «зеленой». Встречалась с парнем, он был чуть постарше меня. Мы жили какое-то время в общежитии, ходили друг к другу в гости, часто бывали вместе. После он переехал жить на квартиру, и я за ним. Поначалу мы любили друг друга, а после наши отношения превратились в привычку. Я была не самостоятельной. Нет, я умела и любила готовить покушать, но делала это без творческого порыва, а в свободное время просто лежала на диване и смотрела телевизор. Постепенно ему это начинало не нравится. Он злился, и стал все меньше уделять внимания мне – внимания, которого я и так не получала. Он был весь в работе и часто ему было не до меня. Когда же я пошла на работу, от не хватки внимания я стала обращать внимания на одного парня. Я знала его ранее, мы жили в одном общежитии, и нравился мне, и сейчас он не перестал мне нравиться. Это стало отправной точкой, чтобы разрушить мои отношения с парнем теперешним. И когда мы расстались, я упала в самую глубокую депрессию своей жизни – депрессию, которая длилась 8 лет. Из них 4 года я жила самостоятельной жизнью, ни с кем не общалась, а остальные 4-ре – когда я была уже на грани срыва, меня выводил психолог. Когда он меня нашел, я уже была невминяемым человеком и едва держалась за эту жизнь, но об этом чуть позже.
Уйдя от парня, я прожила несколько лет на квартирах с хозяйками. Я была очень одинокой, и у меня не было друзей. Общаться мне также не было с кем – немного сотрудница на работе и начальник, который любил унижать подчиненных, но это не давало мне полноценного глубокого общения. Вообще, я очень глубокий интровертивный человек. Я аутист, который всю свою жизнь закрывался от взрослых. Я не могла полноценно общаться со взрослыми, никогда не открывалась детями. Я все-время молчала, а если необходимо было говорить, то общалась как обычный экстраверт на простом бытовом уровне. Тогда в детстве, мне хватало этого общения, но сейчас, я понимаю, что когда у тебя другая глубина – когда ты сидишь немного глубже и дальше, чем обычный среднестатистический человек, такое общение превращается в «ад». Ведь очень много неоткрытых просторов остается внутри – просторов, которые я часто держу в себе, но не могу их кому-то рассказать, т.к. не видела людей, которые могли бы их понять. Это размышления разного уровня – мои путешествия в разных мирах, мои изучения психологии человека… мысли о миростроении и многое-многое. Таких людей много, и я не одна на этой Земле, и посему нам интровертам, будучи аутистами, тяжело поделиться своими настоящими мыслями. Мы не открываемся, т.к. не видим понимания. Мы не открываемся, т.к. ощущаем жуткую боль в теле и душе, когда люди бросают туда камни. Мы не открываемся, т.к. не умеем и не знаем как делать это правильно. Мы не открываемся, т.к. не видим в этом смысла.
Если говорить обобщенно, люди с аутизмом могут из этого выйти. Для этого нужны понимающие рядом близкие. Понимающие всю глубину их размышления. Это необязательно мама или папа, это может быть просто воспитательница детского сада или соседский мальчишка. Это люди, которые также глубоко могут проникнуть в тебя и для начала дать понять и осознать твои мысли. Ведь не всегда можно осознавать свой аутизм. Я, была аутистом, у которого все мысли были скомканы, я не осознавала их, я лишь уводила свое внимание на небо, облака, листья… на природу. А будучи уже в глубокой депрессии, ушла в миры, которые постепенно выстраивала в своем сознании. Я охотилась на животных в лесу, и стреляла в птиц из лука, я летала на космическом корабле в космосе – я была где угодно, но только не в своем сознании, но только не в этом реальности. И с каждым шагом уходила все дальше и дальше. Я разрушала себя.[Далее]
Люди способны выбраться из аутизма, нужны понимающие тебя люди – понимающие всю глубину. Я нашла такого человека, когда переехала от сестры жить в трехкомнатную квартиру. Нас жило три девочки, и одна из них, так глубоко видела мою душу, а я ее, что в эти моменты, когда мы общались, я начинала осознавать все, что происходит у меня внутри и видеть все, что там есть. Но этого было мало. Чтобы полноценно выбраться из аутизма мне нужно было творчество. Я пришла к этому спустя лишь много лет – когда моя депрессия уже заканчивалась. Об этом я еще напишу. Если же напрямую я начала бы говорить о своих внутренних мирах, мне бы создало это боль и дискомфорт, ведь понимающих людей нетак много было в моем окружении. Благодаря только творчеству я стала выходить на нормальное общение. У меня находились темы разговоров, и это становилось только в радость. Общение на уровне «Привет, как дела?», «Что ты сегодня делала?», «Что ты сегодня кушала?» - создавало мне боль, и оно постепенно уходило на задний план. И я поняла постепенно, что люди с аутизмом молчаливы потому, что не хотят общаться на эти темы, они хотят говорить о более глубоких вещах, которые им интересны. Но часто не видят тех, с кем можно об этом говорить. А если видят, иногда становится поздно, ведь уже очень сильно привыкли к жизни, когда нужно просто молчать. Только твочерство мне стало помогать реализовывать себя в общении. Я становилась все увереннее и интереснее людям, и постепенно училась открываться им… по чуть-чуть.
Во время депрессии я жила с сестрой. Это был один из нелегких этапов моей жизни. У нее был артрит, он появился после родов, и я переехала к ней жить, чтобы помогать с ребенком. Она очень страдала болей в суставах и от того, что не может дать ничего ребенку и гражданскому мужу. Я страдала вместе с ней. Я еще была закрытой, и практически молчала, когда была с ней. Но я несла много боли ее на себе. Я ощущала все ее страдания и переживания в семье. В какой-то момент, я ушла от нее работать. Она же нашла в себе силы жить. Врачи ей не могли помочь, и она сама нашла способы как выйти на нормальный уровень жизни. Много сил, конечно, было потеряно, но выбравшись, она зажила счастливой жизнью – насколько смогла. Она продолжала пить лекарства, и боли периодически возникали. Но это уже была не та сестра – это была сестра, которая сама себя вытащила на здоровый образ жизни….которая радовалась каждому дню и наслаждалась всем, что ей дарила жизнь. Я же перенесла на себе все то, что происходило с ней. У меня не было боли в суставах, но психологически мы были подавлены обе.
После того, как я переехала от нее на другую квартиру, я 1,5 года прожила с двумя девочками. Одна из них стала для меня особенным человеком, ведь именно она раскрывала во мне все мои размышления. Мне с ней было интересно, и я осознала в какой-то степени, что мой мир непрост… что я необычно смотрю на мир и достаточно глубоко. Мы жили каждая в своей комнате, а когда встречались на кухне, могли часами разговаривать о жизни и о всяких вещах. Я думаю, что именно благодаря ней, я ощутила проникновение в мой внутренний мир. Конечно, он не был затронут полностью на все 100 процентов, но та часть – самая важная и интересная часть – психологическое мышление – было раскрыто.
Но пока одна часть раскрывалась, я продолжала разрушаться. Я продолжала фантазировать и уходить в свои воображаемые миры. Я ощущала боль от любых взаимодействий с людьми и продолжала уходить все дальше и дальше от них. Мне становилось с ними не интересно, кроме той самой девушки, что вскрыла меня. Мы встречались каждые две недели и плотно общались друг с другом. Для нас время
останавливалось, когда мы были в ресторане или кафе. Как сейчас помню, что музыка становилась громкой и замедлялась, мысли становились едиными и мы чувствовали друг друга очень сильно – как-будто были одним целым на какое-то время. Такое общение мне заменяло сексуальные отношение. Оно для меня было дорого. Продолжая разрушаться, я уходила в глубь жалости себя – я настолько глубокого ушла в жалость и отчаяние после разрыва отношений с первым парнем, что все это слилось в моем сознании и стало как должным для меня. Я не различала этих чувств, у меня не было и малейшего предположения, что я живу в собственной жалости и отчаянии. Я настолько глубоко в них погрязла, что сама уже не в силах была бы выбраться. Состояние депрессии для меня стало обыденным состоянием. Я пребывала в нем постоянно. Мне не хотелось общения, мне хотелось улыбаться на работе. Я могла только отвернуться и сухо что-то ответить даже моему начальнику. Я была разрушена – полностью разрушена психологически. И у меня не было даже ни малейшего предположения, что со мной происходит. Частичка за частичкой я уходила от социума и становилась обесточенной. Я вышла из системы – настолько далеко, что сама уже не смогла бы вернуться. При этом периодически я ощущала глубокую боль, не понимания от куда она. Это была душевная боль, душевные страдания от того, что я прекратила взаимодействия со всеми людьми. Никто – ни сестра, ни мама, ни папа, ни друзья, которых у меня не было, ни даже эта девушка – никто не входил в мое поле. С девушкой мы общались часто, но мы не были большими друзьями, благодаря которым я могла бы выйти из этой психологической ямы. Наверное, я не подберу слова, чтобы описать полноценно мое состояние, до которого я пришла. Представьте только, я ходила по городу, отстраняясь от людей. Я ходила там, где их было много. Я избегала места с массовым накоплением. Я не контактировала ни с кем. Я боялась дружить, боялась общаться, боялась взаимодействовать. Я могла перекинуться словами, но в основном слушая собеседника. Сама же, находясь в аутизме и глубокой депрессии, я избегала общения как только могла. Мне часто повторяла сестра, что я молчалива. А я как-будто слышала ее, но не понимала. Я отходила все дальше и дальше… от нее… от социума… от всех. Я не хотела жить.
Однажды я пробовала уйти из жизни. Я напилась большого количества таблеток. Я не знаю чем думала тогда. У меня было тотальное одичество на душе и мне казалось, что я не переживу ничего больше. Конечно, мне хотелось и внимания. И если быть честной с собой, от части (я думаю, от большой части) я хотела внимания к себе и жалости. Мне не хватало сочувствия ко мне так сильно, что пришлось жалеть саму себя. Это как провал в яму глубинной в километр – только так я могу описать то, с чем столкнулась на психологическом уровне. Никакие слова близких, родных, знакомых – никакие слова поддержки и прочего, уже не воспринимались, когда ты сидишь в этой глубокой ямы. Я слышала лишь отклик их слов, но я не слышала понимания. И от этого мне становилось все больнее и больнее. Я продолжала жалеть себя, слушать грустную музыку и уходить от людей. Так я прожила четыре года.
Однажды девочка сказала, что съезжает с квартиры. Я была очень расстроена. Мне казалось, что мой мир разрушен полностью. Я любила ее как человека, ведь только с ней могла говорить открыто. А теперь мне суждено остаться одной. Когда я попыталась отвлечь ее внимание от переезда – просто сделать маленький праздник в квартире – я помыла воздуховоды от вытяжки и хорошо убралась на кухне. Она ощутила это и назвала меня волшебницей. Дело вовсе было не в уборке, а в том маленьком внимании и в тех изменении ях, которые я сотворила. Кухня кардинально поменялась, и это меня радовало. Но остановить ее я не могла. И тогда начались мои самые страшные приключения.
В тот день, когда соседка съехала, я осталась совсем одна. Это был единственный человек, с которым я общалась и больше никого у меня не было. Я помогла перевезти ей вещи, а когда вернулась домой схватилась за компьютер. Я ощущала беспомощность, безнадежность, безверия в себя, жизнь и что либо. Я кричала внутри себя и не знала что делать. Я не принадлежала ни себе, ни социуму, ни просто системе, в которой живут люди. Отключенная от всего и всех… В диком ужасе и страхе. Я понимала, что так жить невозможно и нашла на форуме объявление о встрече с парнем эзотерического направления. Мы встретились, пообщались, и он направил меня на психолога – психолога, который полностью изменил мою жизнь. При встрече с ним я уже была не вминяемой и едва ли жила на этой планете. Мое сознание было разорвано в клочья. Его части находились в разных местах. Одни части обдумывали жизни людей и знакомых, другие путешествовали по иллюзиям, третьи уходили в миры – где угодно, кроме меня самой. Жизнь была на волоске, и, наверное, половина того самого рокового дня, если бы я не обратилась за психологической помощью, снезли бы меня с земли. Я могла оказаться в псих больнице в лучшем случае, могла просто умереть от остановки сердца. Оно колотилось очень сильно – конечно, ведь, сознание разбросано в разные стороны. Оно чуть не остановилось, оно уже давало сбой. Ведь, кроме разбросанного сознания и отключки от социума и жизни, я плохо очень кушала. Мои ресурсы были на нуле, а душа страдала от дикого одиночества. Покончить собой я не могла. Не знаю почему, но не хотя жить, без веры и надежды, я изо всех сил держалась за последнюю ниточку, которая связывала меня с землей. Боль была и от того, что люди отворачивались от меня. Они не осознавали этого, но я ощущала, что они не могут общаться с таким человеком, который на грани жизни и смерти. Я подходила к продавцам магазинов и они отворачивая говорили со мной. То, как они разговаривали со мной было невыносимо для меня – неуважительно, отворачиваясь, с неохотой. Сестра также отводила глаза. И я ее понимаю. Она экстравертивный человек, и не способна заглядывать глубокого – в те места, где есть я. Я ощущала глубочайшее одиночество.
Психолог понял что со мной происходит. Он тут же, без колебаний взялся за меня. Он часто повторял, что пройти мимо меня – это как пройти мимо человека с оторванной ногой. В этот период я переехала на другую квартиру – жить вдвоем с девочкой. Но с ней сдружиться у меня не вышло. В этот момент я поняла, что кроме психолога у меня никого больше нет. Мое сознание держалось только за него. Он полностью взял ответственность за меня на себя.
Поначалу я даже не верила, что у меня проблемы. Я не верила и не осознавала, что стала бояться людей, что закрыта от них. Конечно же не верила и в иллюзии и многое другое во мне. Но шаг за шагом он давал мне понять мои проблемы.
Первое, что мне нужно было сделать – это улучшить здоровье. Я занялась бегом и контрастным душом. По атомам я ощущала как поднимается мое здоровье, как я вырабатываю ресурсы. Я стала лучше себя чувствовать и психолог уже смог со мной работать. По немногу он выводил меня из жалости. Путом осознанания. Никогда не давил на меня, не кричал. Изредка, мог повысить тональность лишь для того, чтобы я поняла, что нужно над собой работать. Ведь я не смогу вечно жить, перенеся ответственность за себя на него.
После того как я улучшила здоровье и вышла из жалости, я стала вырабатывать позитив. Точнее пытаться его вырабатывать. Конечно, все происходило только с помощью писихолога. Он включал во мне механизмы осознанности и анализа своей жизни. Он запускал меня, а дальше… я всегда знала, что когда-нибудь настанет момент, и мне нужно будет идти самой и своей дорогой. Но пока мы целых четыре года будем идти вместе по одной тропинке.
Кроме психолога для меня больше никого не существовало. Я как обычно не слушала маминых советов и советов сестры. Для меня был только он. Он то успокаивал меня, то был слегка жестким. Это пробуждало во мне желание жить и осознанность медленно, но уверенно. Периодически он отходил от меня, как бы отключаясь, и я оставалась одна – одна совсем. Такое происходило довольно часто. Это были дни и недели, которые я переживала с огромнейшим трудом, ведь я держалась только за него и не за кого больше. Представьте, это у младенца отобрать мать и оставить его одного в лесу. Примерно, так я себя чувствовала , когда оставалась одна. У меня разрывалась душа, и находить людей для общения я, конечно же, еще не могла. Меня все еще боялись люди, когда видели в депрессионных состояниях. Конечно, ведь я ушла далеко вниз – на глубину длинной километр. Гора накопившихся обид также не давала мне покоя. Я все время думала, анализировала, но ничего не находила в своей голове. Периодически я выпадала в миры и пыталась находить в себе экстрасенсорные способности. Но психолог прекрывал мне это, т.к. при неустойчивой психике, лезть в какие-то дебри нельзя.
Однажды я видела невидимых. Они стояли на крышах домов и смотрели на меня холодным взглядом. Некоторые ходили. Это случилось после какого-то особенного общения с психологом, и когда я на следующий день пришла на работу, стала замечать, что возле меня ходят невидимые существа. На мониторе сидели тонкоплановые птицы. Было забавно за этим всем наблюдать. Я немного боялась, но в тоже время смотрела за ними.
Другой раз я концентрировалась в область груди. Я долго смотрела туда и внезапно попала в необычное состояние. Для меня звуки были громкими – наверноею раз в 10 выше обычного. Как сейчас помню, в тот день я шла домой через парк. Я слышала звуки проезжающих машин так, как-будто они ездили возле меня. Машины были далеко за парком. В метрах 300 – 500 – точно не помню, но звуки…. Они как-будто стирали все рамки и границы и просто были едины на весь земной шар. Тогда я долго наслаждалась этим состоянием, а после оно потухло.
Я блуждала 4 года с психологом, и мои состояния улучшались с каждым днем по атомам. Он был тем, кто запустил механизм работы меня над собой. Я звонила ему по одному или несколько раз в неделю. Все было построено так, чтобы я сама выходила из своих тяжелых состояний. Он лишь поддерживал или намекал где и что исправить, а работать над собой я должна была сама.
Когда я стала более или менее жить в жизнь и вышла из самой критической точки, я занялась садоводством. Я выращивала маленькие помидоры на балконе, а после кабачки. Психолог вдохновлял меня на это, и я с радостью этим занималась.
У меня были состояния глубочайшего одиночества. Я не могла спать ночами, а, бывало не спала до самого утра. Приступы душевной боли подходили часто, но я держалась как могла за эту жизнь. Ни раз мне хотелось покончить с собой, нираз я била посуда или свой собственный компьютер. Я выходила на пробежки на улицу ночами, я гуляла у моря в полном одиночестве. До меня никого не было дела, а я продолжала жить. Мне казалось, что я живу, но я все еще была в своем собственном куполе и не чувствовала эту жизнь. Ниодной связи с людьми, ниодного человеческого тепла. Сознание не находилось в теле. Оно все-время блуждало в мыслях. Иногда в полном одиночестве чувствительность была очень высокой – в 10 раз ярче и громче были звуки и цвета. Благодаря тому, что я не была связана с людьми, я много гуляла в парках и на море, и наблюдала за красотой природы, которая также в 10 раз была красивее, чем для обычного человека. Иногда я выпадала, и мое тело было мертвым. Было что-то похожее на кому. Это происходило от голода в общении. Ведь я все также ни с кем не общалась. Общение – это энергия, и я ее не получала совсем.
Бывало, что я могла потеряться в пространстве. Помню, как однажды шла с рынка домой. У меня было состояние слабой осознанности. Весь мир потерял правила и условности это планеты. Это было полное обнуление меня и я не ощущала границ ни в чем.
Я часто оставалась одна и меня мучали душевные боли. Иногда было настолько невыносимо, что я ломала компьютер или мышку, чтобы только как-то облегчить себе состояние. Психолог выстраивал мою психику, а я, на нервной почве сбивала ее, и приходилось начинать все с начала. Для обычного человека со стороны казалось, что с человеком что-то не то, а я проживала все это осознанно. Я находилась как-будто в глубокой яме и не находила выхода. Иногда задыхаясь от одиночества, я звонила психологу, иногда листала контакты, чтобы найти хоть кого-то – чтобы пообщаться хоть с каким-нибудь человеком. Я была в аду. Я не могла никому ничего рассказать, да мне и не было кому, ведь друзей попрежнему у меня не было. Сестра, не понимала, и я вваривалась в кипятке в большом котловане.
Но однажды я нашла общение. У меня появился друг, который писал стихи. Я тоже писала стихи – точнее пыталась. Мы вместе стали ходить на литературные вечера. Будучи в обществе и будучи с людьми, я попрежнему оставалась молчаливой. Аутизм меня поглащал. Я еще не начинала раскрываться. Да и как я могла, когда мои мысли были направлены на избавление от болей в теле. От нехватки малейшего общения, я ощущала муки. Например, нехватка женского общения превращала мои дни в настоящие пытки, или нехватка материнского тоже. Я не еще не могла заводить общение, а моя мама отходила от меня все дальше и дальше. Она начинала пить и в последствии я мучалась от того, что не ощущаю ее души в теле. Я мучалась около года, пока не узнала, что это правда. После этого, мое отношение к ней навсегда изменилось, и я не смогла с ней общаться боле – как бы нихотела. Ведь я ощулала только ее пустое сухое тело, которое не интересовалось мной как дочерью. Папа продолжал пить. Он пил и в наше детства, поэтому боли мне это непричиняла. Только родная мама – которая также аутична была и интровертивна, только ее мне не хватало и не хватает по сей день. Я плачу ночами, но от этого она не появляется. Хотя, однажды, помню ощутила ее тонкие тела на себе. Думаю, она навести меня своей маленькой тонкоплановой любовью и заботой. Это было ночью, когда я лягла спать. Я была самым счастливым человеком, когда почувствовала, что она рядом. Ведь уже много лет мне ее не хватало.
Моя реабилитация с психологом продалажлась. Я то спотыкалась, то падала… то погружалась в кому, то в миры… Но потом снова и снова мне приходилось возвращаться к себе. И я делала это каждый раз. Малейшая неудача для меня воспринималась адом. Например, я переживала за свою квартиру. И когда хозяйка решила незначительно повысить мне оплату за нее, я душевно очень переживала за это. А после, с большим трудом, но приходила в себя.
Как сейчас помню свою однокомнатную квартиру на восьмом этаже возле аэропорта и леса. Это было самое прекрасное место, где я когда либо жила. Я прожила там почти пять лет, и за эти годы в этой квартире со мной происходило многое. Я переехала в нее, когда моя психика более менее уже была выстроена. Я ходила в лес на прогулку и наблюдала за закатами солнца. Лесом я называла парк, который был рядом с домом. Он был неухоженным, но тем самым прекрасным для меня, и я всегда ассоциировала его с лесом. Я любила гул и огни ночных самолетов. Они пролетали рядом и мне было видно их прямо из окна. Несколько раз психолог и некоторые люди посещали мое место обитания. Они сразу же ощущали мое одиночество среди четырех стен. Кроме стен у меня не было ничего. Мои интересы развивались медленно, а боли в теле продолжались. Я много общалась с животными. У меня был попугай Миша, потом кошка Весна. Я чувствовала их всей своей глубинной, и видела в них добродушных разумных животных. Я напитывала их своей любовью. Они в ответ радовались. Я редко уделяла им внимание – редко игралась с ними. Но они все-равно продолжали меня любить очень сильно. Миша радовался каждому моему пробуждению и приходу домой с работы, Весна – тоже. Мы понимали друг друга, и по ихним мимикам можно было понять их желания.
Мой мир был черно-белым. Все было жутко мрачным. Психолог продлжал включать мне осознания мира и себя. Я часто выпадала в пограничные состояния. Я могла выйти в город и не осознавать какой сегодня день и месяц и год. Я терялась в пространстве. Я могла идти по улице, видеть дома и людей, но не осознавать где нахожусь. Это были страшные состояния и они пугали меня. В памяти я держала имена людей кому позвонить, в случае, если потеряюсь совсем. Но все благполучно заканчивалось в какой-то период жизни.
Наступил момент, когда мне необходимо было начать социализироваться. Это был очень тяжелый период в моей жизни. Маленькими тонкими нитями меня соединяли с социумом и каждое прикосновение было болезненно для меня. Мне тяжело было общаться с людьми каждый день, иногда через день. Мне сложно было смотреть в глаза и говорить истинные свои мысли и намерения. Я говорила только положительные вещи. Я пробовала отрегулировать свое общение – общаться не каждый день, например. Но у меня ничего не выходило. Мне все также было тяжело. А люди смотрели на меня и не понимали, почему я молчала, или почему ушла в себя. Мне необходимо было заново учиться говорить. Спустя восемь лет, я уже не могла говорить так, общалась раньше. Раньше я общалась как экстраверт, а теперь нужно было окунаться в свои истинные глубокие чувства и переживания. Фразы «Привет, как дела?» - для меня были грубыми и болезненными. Конечно, я иногда говорила, но нетак часто их. Голод в общении продолжал и малейшая нехватка в нем, отражалась в моей теле болью. Если мне не хватало материнского общения, я мучительно переживала эти нехватки. Тогда как обычный человек мог ничего не замечать. Для меня же это выглядело так как-будто меня посадили в запертую комнату и включили музыку в 20 – 30 раз громче обычного. Я мучительно переживала эти дни. И хотя у меня была родная мама, общения с ней материнского я уже не получала. Учиться говорить мне приходилось постоянно. Хотябы на уровне мыслей мне приходилось работать с собой постоянно. Это перестраивание огромнейшего количества фрагментов в моей психике. Во первых, необходимо было научиться видеть в них заново людей. Слишком долго я была в иллюзиях. И если я смотрела на людей с иллюзией, то они чувствовали это, и на подсознании отворачивались от меня, как бы показывая, что они не принадлежат моим иллюзиям. Во вторых, необходимо было учиться видеть в людях положительные стороны. За восемь лет этому я разучилась. В третьих, я очень много на подсознании не доверяла людям. В это немного помог один мой молодой человек. Я привела его в дом, чтобы накормить и напоить и помочь ему с работой. Но он предал меня, отвернулся. Ему не нужна была доброта – лишь деньги, которые он украл. А после и вовсе пошел по своим заботам. Я не знаю, были ли его заботы девушки или нет, но доверие после такого очень сильно упало во мне.
Я училась осознавать мир и людей. Со временем я научилась понимать людей - но только тех, с кем могла контактировать и пообщаться. Маленькие неудачи для меня осознавались как полным разрушением вселенной. В эти моменты я не осознавала ни себя, ни людей – ничего вокруг, были только эмоции. Со временем я научилась осознавать и находить ошибки в каждом элементе. Например, если человек говорил со мной грубо, я находила причину внутри себя этого. Я осознавала причину и, конечно же, уже становилась другой. Люди чувствовали это, и менялись ко мне.
Мне казалось, что я слепой котенок, который наощупь пробивает себе путь. Самое сложное для меня было, это начать говорить – начать говорить хотя бы на языке экстраверта, и я смогла. Но я не открывалась ни внутри, ни рассказывала ничего из своих истинных мыслей. Я человек с огромным глубоким миром говорила как обычный среднестатистический человек. Со временем у меня появилось два человека, которым я могла открываться. Это люди из «Теленадара». Там я нашла своих. Мы осуществляли астральные путешествия на звездные планеты, и среди людей, нашлось двое, которым я смогла раскрыться. Я не буду указывать полных имен, я укажу лишь инициалы. Ю. и ЛА. слушали меня много месяцев. Через время я смогла раскрыться им на уровне тела и души, и смогла выражать свои настоящие мысли. Это было нелегко. Ведь, доверие к людям давно пропало. Но они помогли мне в этом, помогли немного стать собой.
Кроме них, у меня была знакомая. Мы дружили еще с института и могли немного делиться своими мыслями. Обычно мы обсуждали учебу в институте, преподавателей и сокурсников. А после окончания института наше общение вышло на новый уровень. У нас было и общение эзотерического направления, и просто размышления о жизни и семейных ценностях. Для меня что было важно, я ощущала от А. понимание моей сущности. Она воспринимала меня такой какая я есть и не пыталась меня исправить никогда. Могла сказать критики, но лишь немного и для того, чтобы я направляла внимание на себя. Она человек, который воспринимал любые мои бредовые и шизофренические мысли и идеи и понимала мое инженерное мышление. Я же продолжала разбивать ситуации на атомы и делилась этим с ней. Мне интересно было изучить как работает та или иная ситуация схематически, и я иногда делилась с ней этим. Что же касается Ю. и ЛА. мы обсуждали эзотерические вопросы и те раскрытия, которые происходили во мне.
У меня продолжали происходить обострения из-за отсутствия личной жизни. Чувствительность увеличивалась в десятки раз, и как с этим справляться я не знала. Мне периодически говорили, что мужчина – это не самое главное в жизни, что нужно сначала центрировать себя саму. Я понимала, что это так. Но отсутствие энергий в моей теле выбрасывало меня то в астрал, то в какой-то мир.. то моя чувствительность просто зашкаливала. Ведь, кроме отсутствия этих энергий, общения по прежднему у меня было мало. В совокупности с нехваткой женского общения и материнского, я просто выпадала из желания и веры в жизнь и себя. Иногда мне тяжело было уснуть по ночам. Бывало, что я не спала до 6-ти утра, и как только вставало солнце, я с трудом засыпала в своей постели. На фоне нескольких таких ночей, у меня образовался страх не уснуть ночью. Когда я ощущала себя очень одинокой с высокой чувствительностью, я просила всех, кого только могла, дать мне возможность уснуть. Кроме крепкого сна, мне больше ничего не нужно было.
На фоне того, что тело адски болело от нехватки тех или иных энергий, я не могла думать о том, чтобы улыбаться на работе и вырабатывать в голове правила общения. Я думала только о том, чтобы мое тело, сознание и душа перестали болеть. Это мешало мне позитивно мыслить и находить веру в жизнь. Я ощущала себя существом, которое медленно передвигается по квартире – настолько психологически мне было тяжело. Поделиться и рассказать полноценно об этом не было кому, и я носила все в себе. А когда накапливалось, продолжала бить посуду и что-то из техники.
Мое тело находилось в постоянном напряжении от того, что я не могла социализироваться и находилась в постоянном психологическом страхе. Меня как-будто сжимало постоянно во всех местах. Позже я стала ходить к человеку, который занимался моей спиной. Он по немногу расслаблял мои мышцы и я приходила в нормальное состояние. Но и здесь мне пришлось нелегко. После того, как тело стало открываться, я разучилась себя закрывать. В какой-то момент я полюбила жизнь, и находилась открытой и доброжелательной ко всем. Конечно, моя доброта никому была не нужна. Видя людей в своих проблемах, я сочувствовала им и отдавала им часть своей позитивной энергии. Мне становилось невыносимо ощущать и видеть много боли в людях. Я заново училась закрываться, но у меня ничего не выходило. Иногда были ощущения, будто я чувствовала боль всей планеты. Я сказала себе хватит, и стала искать способы прикрытия. Со временем, научилась прикрывать сердце.
Во мне была очень сильная гордыня. Мне казалось, что я лучше всех вместе взятых. В тоже время на подсознании я осознавала, что это не так, но избавиться от нее не могла. Она как и иллюзии, в которых я сидела, очень мешала мне общаться с людьми. Будь то стрельба из лука или на работе – мне казалось, что я лучшая. В реальности я понимала, что это не так, но иллюзорные картинки, которые играли на фоне, занимали около 60% моего внимания. Со временем, я стала выходить из гордыни и иллюзий. Мне внешне как-будто поддерживали, как-будто напоминали где реальности, а где ее нет. Мне было тяжело, ведь психика, хоть и укрепилась со временем, но я едва удерживала реальность в своей голове.
Боязнь задвать вопросов при контактировании людей – одна из причин, почему я отходила от них все дальше. Я не помню как именно возник этот страх, но я никогда не задавала вопросы, и от этого исчезал контакт с людьми. Мое сознание отходило при этом далеко.
У меня были стерты временные рамки, границы между хорошим и плохим (добром и злом). Конечно, я понимала где черное и белое… но оба они были одинаковы для меня. У меня не было границ в человеческих возможностях в уме. Все было достежимим, и когда мне говорили, что нет, это не возможно, это не получится, я напрочь отказывалась в это верить, из-за чего ссорилась с некоторыми людьми. Но ведь, это так. Если ты очень сильно веришь и очень сильно хочешь, никакие условности не станут тебе на пути, ничто не помешает, чтобы выполнить свой план. А люди хотели верить в то, что это невозможно. Они ставили границы и ограничения, чтобы верить в них и как-будто не идти дальше. Я продолжала знать, что это лишь наши предопочтения – условности в недостежимое. В реальности, есть ты и твои желания. И если желания и вера сильны, ничего не помешает в достижении результата.
Так разрушившись до самого нуля, я поднималась по микроатомам на поверхность. Было тяжело. Терялась вера в себя, вера в людей… уходила реальность из-под ног. Спотыкалась на каждом шагу. Я не знаю во что я верила все эти годы, до конца не понимаю где бывала – куда уходило мое сознание и мои тонкие тела. Но я держалась за жизнь из-под последних сил – без веры, без надежды и желания жить, я держалась… сама не осознавая того – для чего. Включение в жизнь (кто-то назовет это матрицей, я предпочитаю «в систему»), давалось тяжелейшим путем. Каждая нехватка чего-либо, воспринималась как падение в километровую яму без выхода. Из-за того, что я была не самодостаточной, мне приходилось ждать руки помощи. Иногда я шла и вылазила из ямы сама. Но это было не так часто, как хотелось бы, т.к. каждый раз моя память обнулялась, а чтобы запоминать хоть что-то, меня «доводили» до стрессового состояния – только так я хоть что-то запоминала – тело просто обязано было.
Я продолжаю подниматься, и еще нахожусь на стадии, когда вошла в социум лишь на 10%, если не меньше. В эти моменты мне еще тяжелее, т.к. телом я начинаю ощущать те состояния, в которых жила 8-мь лет. Если тогда, мое сознание было отключено от тела, то сейчас оно подключается. Вынести боль – это все, что остается. Я смирилась со всем, я перестала бороться с разными состояниями, я просто поживаю эти адские и мучительные боли души, сердца и тела. Думаю, такой процесс полного восстановления займет еще минимум 2 – 3 года. За это время мне придется жить с тем, что есть. Будут опускаться руки, буду снова верить в себя. Но когда-нибудь все закончится.

Непонимание

Они сидели в маленькой кухне однокомнатной квартиры. Он читал книгу, она просто смотрела в окно.

- Как думаешь? - спросила Лина...

Она хотела было продолжить, но Идан остановил ее:

- Тсс... - сказал он - У меня уйма работы.

Она отвернулась, и стала снова смотреть в окно. Один за другим огоньки медленно тухли в доме напротив. Они оставляли свой след в глазах Лины, ведь в каждой комнате, в каждой квартире, которая была у нее перед глазами происходила целая жизнь.

- Тебе не кажется, что жизнь нам дана, чтобы прожить ее полноценно?.. - снова сказала она.

- Угу - ответил Идан

- А мы сидим здесь в душной квартире... Книги, кино, музыка...

- Да, ты права - сухо ответил он.

- А, ведь ты даже не слышишь меня...

В этот момент стало тихо... так тихо, что можно было услышать, как паук плетет свою паутину. И пустота наполнила все пространство... дикая пустота, которая может свести сума любого... в которой слышен звук каждой мысли. Но что-то нарушило ее, и Лина обернулась.

Это закипел чайник. Она благодарила его за белый пар... за легкий свист... за то, что так скромно и незаметно он нарушил эту угрюмую тишину.

И она приготовила две чашки чая. Одна для него, другая - для нее.

Минута слабости снова охватила Лину:

- Знаешь, я вчера встретила тетю Зину. Она проходила мимо. Мы так рады были встречи друг друга, что проговорили с ней около часа.

- Ты же знаешь, мне это не интересно... - ответил Идан, но Лина продолжала:

- У нее сын уже пошел в школу, такой славный пухленький малыш. Я видела букварь в его ручонках. Он тянул его ко мне и мы вместе рассматривали картинки.

- Один а, один б... - Он поднял голову - Завтра лекция. Я должен к ней подготовиться. Это важно для меня.

- Для меня... - повторила Лина

Между ними возникло чувство, которое не сближало их, а напротив... Они отдалялись друг от друга не по дням, а по часам. И только Лине почему-то было знакомо это... Где?.. Где она могла ощущать это?.. То самое, когда человек вот он, сидит рядом с тобой в одной комнате, в полуметре от тебя, но насколько далеко он был в эти моменты... моменты не нужности и не понимания. Она смотрела на его пышные волосы, будто в последний раз, будто знала, что скоро не увидит их вовсе. Она предчувствовала... что начало конца... того самого конца, которое делает людей далекими друг от друга, а после и вовсе разъединяет.

- Ты придираешься к словам - сказал Идан. Они успел посмотреть ей в глаза, но в них не было уже той заинтересованности, в них не было той интриги, что была раньше... когда они только начинали любить друг друга...

Лина продолжала смотреть в окно. Она заметила, как мальчик который шел по улице, просто шлепнулся в сугроб. Она захохотала... по детски... И смех ее озарил всю комнату, в которой они жили вот уже несколько лет. Он разрушил покой, который царил в эти минуты.

- Посмотри, какой снегопад на улице - Лина повернулась к Идану... Но он продолжал читать книгу.

Она глубоко вдохнула... и выдохнула... с легкостью... как-будто знала его ответ... как-будто отпускала его из своих уз. Теперь она одна. Все это время, ей казалось, что она в силе что-то изменить... в силе обратить на себя внимание, хотя бы чуточку, хотя бы капельку сердечного внимания... но все попытки венчались неудачей. Он был слишком занят... занят собой или книгой... А, в прочем, это уже не важно... Ведь с этим глубоким выдохом Лина отпустила его из своего сердца... Она освободила себя... Она освободила его...

"Так больше не может продолжаться..." - думала она, сидя у окна... Идан продолжал читать книгу, попивая горячий чай...

- Так больше не может продолжаться... - повторяла она уже громче... Но ее никто не слышал... Ни Идан, ни люди, которые ходили по улицам... И те люди, которые жили в окнах дома напротив, тоже ее не слышали...

Теперь она одна... Одна со своими мыслями... Ей больше не хотелось с ними делиться...

Она снова повернулась... В окнах то тухли, то зажигались огни... Медленно падал снег... и люди спешили кто куда. Только мальчишка, упавший в сугроб, никуда не спешил. Он подбрасывал снег к небу, и наблюдал, как падает он на его ладошки. Он был счастливым - самым счастливым ребенком на свете. Он жил.

В комнате

Маленькая комната. Мила отдыхала на подоконнике с чашкой чая. Был слышен аромат лимона и имбиря – они охватывали всю квартиру, и это особенно было приятно в зимний прохладный вечер.

В комнате никого не было… кроме кота, который ходил по кругу, вынюхивая все углы. Наконец, он остановился у ее ног, и стал наблюдать как хозяйка пьет чай.

- Дымка, милый мой, Дымка – сказала Мила, наклонившись к нему. Это имя как никогда шло его серой пепельной шкурке. Он помурлыкал, и затем прыгнул на подоконник. Наверное, тоже хочет посмотреть на вечерний город, полюбоваться его разноцветными огнями, половить снежинки, которые падают на стекло.

Ее квартира не была особенно ухоженной. Здесь были старые потерты обои, и сыпалась штукатурка с потолка, но это не задевало ее как и то, что мебель в этой квартире была еще с советских времен. Шторы едва удерживались на веревке, а лампочки без плафонов окунали в атмосферу старых годов. Недорого, но ухоженно… И в этом была своя прелесть.

А за окном шла жизнь. Ездили машины, троллейбусы… кто-то спешил домой, кто-то просто болтал на улице… Все было хаотично, и Мила с интересом смотрела на все.

- Ты видишь, Дымка – сказала она коту – там целая жизнь за стеклом, там люди ссорятся, ругаются... потом мирятся… Там кто-то одинок, а кто-то с толпой друзей. Кто-то равнодушен к своему товарищу, а кто-то любит его, но боится признаться – Дымка посмотрел на хозяйку и муркнул.

- Я пью этот горячий чай, и мне даже невдомек какие пути проходят эти люди. Как много повидали они всего. А ведь каждый день мы встречаем друг друга на улице , и проходим мимо… А ведь, кто-то оказался нашим соседом, или тем, кто пристально наблюдает за мной из окна – Мила посмотрела на дом напротив – Мы настолько удалились друг от друга, что посто не замечаем друг друга…

«Мур» - донеслось от кота.

- Мы можем нахамить друг другу в транспорте, съязвить в магазине… отвернуться, когда ближнему тяжело стоять на ногах в троллейбусе и не уступить место. И мы, которые называем себя людьми, даже не подозреваем иногда, как больно можем сделать человеку, не выслушав его, не поняв… в трудную минуту. Ведь есть дела поважнее, есть то, что не откладывается «на потом», а он… он говорит ерунду… что-то несерьезное для меня… Он потерпит еще немного, а я займусь важными делами – Дымка прыгнул с подоконника и сел у ног хозяйки.

Мила облокотилась на окно.

- А, ведь, сколько людей, Дымка… только потому что их не послушали… Не было времени, не захотел, устал… И он, не понимая, что ему делать дальше, бродит по ночному городу – один, в пустоте – в поисках секунды внимания, в поисках взгляда или слова… в которых он прочитает понимание – понимание его души и сердца… которое никому не нужно в этой идущей ему на встречу толпе – кот положил свою лапу на ногу.

- Нет, суть не в том, чтобы все эти люди повернулись к нему с желание послушать… Ведь это будет фальшиво, если это произойдет. Не каждому дано уметь слушать сердце, не каждый видит душу… Но человечность, Дымка… Я говорю о банальной человечности в людях. Они затоптали ее, и просто ушли в бытовые проблемы. Теперь их волнуют модная одежда, косметика, элитные дома… Они интересуются, какой автомобиль купил сосед, чтобы завидовать ему. Ведь это гораздо интереснее, чем слушать собственное сердце, и думать, что ты можешь изменить к лучшему. А ведь может… Каждый из нас может.

Дымка потер лапой ухо и стал обтираться об Милу.

- Ты, наверное, думаешь, что я сошла сума? Я часто думала об этом… Я верю, что люди способны изменить этот мир к лучшему. Просто они еще немного хотят поспать… Им пока до него… Еще немного… они устанут спать… Ведь пока они спят, мир меняется без них… А, ведь, стоит только проснуться… и захотеть что-то изменить… Начать с себя и не останавливаться… Идти вперед и вперед. Я верю, Дымка… Я верю…

Дымка потянул лапы наверх, и Мила подняла его к себе.

- В этом мире мы все одиноки… Но стоит ли забывать друг о друге?... – Дымка потянулся к Миле еще сильнее.

За окном шел снег, и чашка горячего чая согревала Милу. Люди продолжали ходить кто куда, машины ездили беспрестанно. То тухнул, то загорался уличный фонарь. Размышления, в которые погрузилась Мила, увели ее далеко от этой комнаты. Она задумчиво смотрела сквозь стекло, и повторяла:

- Я верю, что все может быть по другому….

А Дымка просто смотрел на нее и молчал. В его взгляде было понимания больше, чем в каком либо человеке. Он любил свою хозяйку, он ее чувствовал, он слышал…

Иногда бывает…

Было ли у Вас состояние, когда ты идешь по дороге, и кажется, что весь мир идет за тобой. Нет, ты не центр и не пуп Земли. Ты просто тащишь его за собой, как лошадь тащит повозку. Только тебе не так тяжело как ей… Мир просто идет за тобой… за твоими мыслями, за твоим взглядом… дыханием.
Однажды, так закончился мой обычный рабочий день. Я просто посмотрела небу в глаза и пошла домой. Закрыла офис и пошла на маршрутку.
Но весь этот день и всю дорогу я проживала две жизни. Это были две Люды. Одна из них работает за компьютером, общается с сотрудниками, после работы уходит и едет домой в маршрутке. Другая – там… лет восемь назад… когда было темно и холодно в душе, когда мрак затаился внутри… И эта депрессия, безлюдная депрессия никак не уходила. Я бродила осенними вечерами одна, я слушала шорох листьев, я наслаждалась звездным небом…
А в этот вечер, когда я ехала в маршрутке домой… в этой реальной жизни… я проживала момент, когда попрощалась с парнем. Мы расстались около пол года назад… А, может, год… не помню… Мы сидели в кафе и нам не о чем было поговорить. Я позвала его лишь только, чтобы успокоить свою душу… хотя бы ненадолго. А после того, как мы вышли из него, весь мир рухнул у моих ног. И я не знала куда податься. Я не знала где находится мой дом, я не хотела туда… Я просто стояла на улице, чтобы понять куда мне идти. Домой?... Нет, точно нет… Ведь там одиночество… полное одиночество. И я уехала на работу.
И я стою, словно в двух мирах одновременно – в этом, где закончила свою работу и еду домой в желтой маршрутке. И в другом – где после встречи с парнем я стою перед выбором куда мне идти. Две реальности соединились в одной точке. В один момент я там и я здесь. И только иногда я задаю себе вопрос «Где я?»… чтоб не сбиться с пути. Но я не сбиваюсь, я иду дальше. И пусть мои шаги очень малы  и медленны, я не знаю, что я в той реальности, где после рабочего дня я села в желтую маршрутку.
Просто такой день сегодня… Такой необычный день.

30.10.2017 (22:48)

Волны бьются о камни

Снято на мобильный телефон

Подсмотрела в интернете рецепт дрожжевого теста. Начинку придумала сама.
По слоям:
 - майонез со сметаной
 - лимонный сок
 - сыр
  - куринный фарш
 - грибы
 - тертые синие бакажаны
 - помидоры кольцами
 - еще сыр (чтобы крепко держались ингридиенты ниже)
 - приправы
 - апельсины
 - вивноград

Нежное дрожжевое сливочное тесто, и сочная начинка придали волшебный вкус домашней пицце.

Приятного аппетита!

Чтобы приготовить настоящие итальнские инвольтини мне понадобился бы сыр рикотты. Но такого сыра у меня не было, и я подключила фантазию. Творческий процесс начался.
Продукты, которые я использовала, не окончательный список и в него можно добавлять все, что пожелает душа по вашему вкусу и настроению и комбинировать их по своему усмотрению.
- баклажаны (или синие) - 3 шт.
 - помидоры - 2 - 3 шт.
 - грибы шампиньонысл
 - панировочные сухари - 100 г
 - сыр - 100 г
 - кетчуп
 - сметана
 - зелень
 - соль, перец, специи

Чистые баклажаны режу вдоль, солю их и оставляю на часик. Появляется сок. Сливаю его и протираю каждый кусочек баклажана салфеткой или полотенцем. Немного обжариваю на маргарине (можно на сливочном масле)
Смешав обжаренные гриби с приправками и помидорами, добавлю панировочные сухари, сыр, зелень, приправы. Люблю чувствовать настоящий живой вкус продуктов, поэтому начинку не солю.
Начинается самый приятный и интересный процесс приготовления.
на край кусочка баклажана выкладываю начинку, сворачиваю в трубочку. Проделываю это с каждым кусочком. Выкладываю на протвинь. Предварительно обмазав его достаточным количеством кетчупа (0,5 - 1 см). Чтобы они крепче держались, шов внизу. Сверху поливаю сметаной и в духовку.
Как только приготоволись, вытягиваю и посыпаю сыром.
В итальянский инвольтини, который у меня не совсем на него похож (но идею и название я сохранила), можно добавить или убавить любой продукт. Это может быть и рыба, и яблоки или груши, и варенные яйца, картофель и многое другое. Прочувствуйте свое желание!

Приятного аппетита!

Простой рецепт, не требующий много времени для приготовления.
Мне понадобилось:
 - куринное филе - 1 шт
 - тыква - 250 г
 - кабачок - 1/2 шт.
 - грибы - 150 г
 - сыр
 - соль, перец, специи по вкусу
 - масло для жарки без запаха

Мясо режем на кусочки и отбиваем как на отбивные, но немного, чтобы толщина не была слишком прозрачной. Купаем в специях, соли, перце - по вкусу и оставляем на часик.
Из тыквы, кабачка и грибов я готовлю начинку. Обжаренные кусочки тыквы "взбиваю" в блендере, добавляю также молотый жаренный кабачок и грибы. А к этому времени кусочки мяса уже готовы к дальнейшим процедурам. Получившуюся начинку выкладываю на кусочки  мяса, сверху посыпаю сыром и заворачиваю. Белой ниткой (т.к. в ней меньше всего красящих веществ), связываю легонько рулетик, обволакиваю в муке и откладываю. Эту же процедуру делаю и с другими оставшимися кусочками мяса и начинки.
КаждыК этому блюду готовлю "картошку по селянски" и наслаждаюсь вкусным домашним ужином.

Приятного аппетита!

Море в сентябре

Начало сентября...
Еще нет долгожданной осенней прохлады... и жаркое солнце касается золотыми лучами земли и моря, оставляя на душе отпечаток ушедшего лета.



[Море...]
Тихое и спокойное вдали...



Буйное и шумное у берегов...



И только люди спокойно наблюдают за играми волн и солнца.



А вокруг цветы...



Смотрят на небо...



И песок в моих басаножках


Впереди дождливая осень и снежная зима... И хочется захватить с собой кусочек лета - легкость теплого ветерка, пение вечерних сверчков под окном, ароматы цветов на клумбах - самую маленьку искру, которая будет со мной и согревать будто шерстяным пледом или чашечкой горячего чая с лимоном.
Выход есть... Домашние закрутки. Они станут напоминать мне о жарких солнечных деньках и желанной прохлады после прогулок по раскаленным дорогам городских улиц. Особенно помидоры - красные, сочные, маленькие как сливка.. Вместились в баночки и ждут начала холодной зимней стужи. Когда ты приходишь домой, после работы, например. Варишь любимую кашу или макароны с любимыми специями... И вспоминаешь... что там в углу темной кладовки, скрылся кусочек летнего солнца - теплый и нежный как твои руки, которые трудились над закатками. Ты улыбаешься... и мир улыбается тебе. И маленькая баночка .. красных помидоров - становится дорогой в солнечный август в декабре... когда за окном идет снег.

07.09.2015

Капустный пирог

Для приготовления пирога мне понадобилось:
 - мука - 500 г
 - сливочное масло - 200 г
 - молоко - 250 л
 - дрожжи сухие - 22 г
 - капуста - 75% среднего качана
 - яйца - 2 шт. в тесто + 2 шт. варенные для начинки
 - сыр - 50 - 100 г
 - майонез - 50 г
 - соль и сахар (по 1,5 ст. л.),
 - специи по вкусу

Соединяю муку с сухими дрожами, солью и сахаром. Добавляю слегка взбитые яйца, сливочное масло и молоко. Пока мой нежный комочек теста отдыхает (30 - 40 минут), варю яйца для начинки и обжариваю шинкованную капусту на сковороде. Различные специи и прянности подчеркивают ее вкус и добавляют аромат.
Начинка и тесто готовы. Теперь они ждут своего часа, чтобы понежится  в духовке.
На круглый протвинь (я использовала сковороду с термоустойчивой ручкой), выкладываю первую половинку теста и немного обмазываю майонезом. Далее капусту, тертые на терке яйца и сыр. Все это накрываю второй половинка теста и делаю прорези, чтобы пирог мог дышать. Отправляю в духовку.
Здесь-то и началось самое интересное. Пирог стал разбухать... Так, что начал выпадать из формы. Быстро сообразив, я аккуратно выложила тесто, которое лежало на бумаге для выпечки, на протвинь... Там оно распласталось и прекрасно запеклось в течение, примерно, 40 минут. Желательно предусмотреть форму побольше :)


Приятного аппетита!


Первые ягоды черри

Конец августа. Уже созрели помидоры. Но мои растения поздние, и первые ягоды появляются только сейчас. Зеленые, еще прячутся в бутонах. Но недолго им осталось, потому что рано или поздно не поместятся в них.

Простой, но вкусный рецепт.
 - синие - 1,5 кг
 - куринный фарш - 400 г
 - рис сваренный - 200 г
 - грибы - 200 г
 - лук - 1 шт.
 - морковь - 1 шт.
- помидоры - 2 шт.
 - соль, приправы

Разрезаю синие на две половинки и срезаю шапочки. Очищаю от внутренностей, делая стаканчик. Солю. Пока синие отдыхают на окне, занимаюсь начинкой. Ингридиенты подбирала по собственному вкусу, потому количеством можно играть. Зажариваю мелко нарезанный лук и добавляю мелко тертую морковь. Затем, грибы и фарш. Все это тушится в различных приправах по вкусу. Добавленные тертые помидоры и немного томатной пасты со сметанной подчеркнут вкус начинки. Все это выкладываю в стаканчики из синих, и отправляю в солярий (духовку) на 40 минут. Поскольку баклажаны были жестковаты, пробыли они там немного дольше.
После можно наслаждаться приятным вкусом фаршированных баклажанов.
Приятного аппетита!

Выходной день. В холодильнике - только воздух. Я решила приготовить рыбную запеканку в сметанном соусе.
Мне понадобились такие продукты:
 - филе рыбы - 400 г
 - картофель - 6 шт.
 - помидор - 2 шт.
 - яйца - 2 - 3 шт.
 - сливочное масло - 80 г
 - сметана - 200 г
 - молоко - 300 м
 - мука - 80 г
 - сыр - 50 г
 - горчица - 1/2 ч.л.
 - лавровый лист
 - соль
 - приправы по вкусу
 - панировочные сухари

Процесс начинается с приготовления продуктов. Отвариваю картофель и делаю из него пюре. Добавляю сливочное масло и горчицу. Пока все это остывает, делаю филе из рыбы и смешиваю его с приправами, солью и лимонным соком. В небольшой кастрюльке размешиваю сметану в молоке и довожу до кипения, оставив плавать в ней лавровый листик. На сливочном масле поджариваю муку. И как только получился золотистый цвет, небольшими порциями вливаю в молоко со сметаной. Продолжаю помешивать на огне. Через пару минут соус готов. Готовлю варенные яйца.
Начинается самое интересное. Форму для выпекания накрываю бумагой и смазываю ее подсолнечным маслом. Теперь по слоям. Аккуратно посыпаю панировочные сухари.Затем картофельное пюре и немного тертого сыра, рыбное филе, варенные яйца, кружками порезанные помидоры. Снова тертый сыр. Все это поливаю сметанным соусом. Можно добавить зелени на вкус для украшения. Т.к. мой холодильник дышит только светом от лампочки, я обошлась без нее. Ставим в разогретую духовку на 30 - 40 минут (примерное), остужаем и наслаждаемся приятным вкусом свежеприготовленной запеканки.

Приятного аппетита!


Шаурма по домашнему

Моя дорога домой проходит через магазин с шаурмой и хот-догами. И в один прекрасный день, я захотела попробовать шаурму. Но сделать это в очередной раз дома.
Мне понадобилось:
 - набор лаваша из 3 шт.
 - куринное филе - 1 шт.
 - картофель - 6  - 7 шт.
 - капуста
 - огурец чищенный от кожуры
 - помидор - 1 шт.
 - сыр
 - майонез
 - зелень петрушки
 - приправы
 - соль

Обжарваю картофель на сковроде и отдельно - филе курице. Все это порезано соломкой и на мелкие кусочки. Добавляю приправы на свой вкус. После куринного филе в оставшемся бульоне тушу мелко шинкованную капусту.
Три раскрытых лаваша на столе. Обмазываю майонезом, распределяю филе и картофель. Затемы мелко тертый сыр и капусту. Огурец без кожуры натираю на мелкой терке и также распределяю на три лаваша. Добавляю тонко порезанный на дольки помидор. Сверху - майонез.
Все это заварачиваю в коверты, обжариваю слегка на сковороде, чтобы закрепилась форма, и наслаждаюсь вкусом приготовленной шаурмы в домашних условиях.
Добавить можно грибы, корейскую морковь, соленые огурцы - любые продукты, которые есть в ходоильнике, и которые по Вашему мнеию будут сочетаться в шаурме.

Приятного аппетита!

Когда смотришь на большую круглую пиццу, можно увидеть миллионы миров, которые в ней скрываются. Не сосчитать песчинок в море или всех звезд, если бы все они горели на небе ночном – ибо каждый человек уникален по своей природе, и миры, которые он носит с собой, имеют множество граней.
У дома, где я живу, есть большой супермаркет. Я часто захожу в него, чтобы посидеть в маленьком кафе. Оно расположено посредине магазина, и мне нравится смотреть, как люди ходят вокруг с покупательскими тележками. Одни выбирают книги на стенде у самого края кафе, другие – слушают музыку в наушниках. Третьи общаются между собой, четвертые  просто проходят мимо… Если целый день наблюдать за происходящими событиями вокруг, можно увидеть целый мир - покупок нужных и ненужных вещей.
Кто-то заходит в кафе. Садится за квадратный столик с обтесанными углами, чтобы выпить чашечку чая, съесть бутерброд или сладкое пирожное. И только я прихожу в это место, чтобы посмотреть трейлеры на большом экране плазменного телевизора. Он висит напротив меня, и я вживаюсь в атмосферу кино. Очередная комедия сменяется рекламой, и я направляю свой взгляд на большой плакат на стене. Круглая сочная пицца с сырной начинкой. Присматриваюсь по лучше… и начинаю ощущать тепло оторванного куска от нее, аромат мяса и помидоров, вкус запеченного тонкого теста…
Два друга за соседним столом напротив. Они мило беседуют, время от времени поедая салаты и бутерброды. Чуть грубоватые движения рук и тела, и плавный, медленный перевод взгляда в заднюю сторону экрана, где с моей стороны показывают кино. Свободная футболка с широкими рукавами и джинсы… каких миллионы в нашем городе. Поведение в общении больше напоминает некую игру. В ней два участника легко и непринужденно перекидываются словами.
Плакат с пиццой на стене… Парень повернулся в мою сторону. В его взгляде отразился мир человека, которому нет дела до того, из чего состоит пицца, и сколько лука или сыра туда положили. Он волен прийти домой и просто насытиться нею, не задумываясь о деталях приготовления и не прикладывая никаких усилий, чтобы сделать ее чуточку вкуснее. И, как ни странно бы это звучало, но такой взгляд на еду в праве на жизнь и существование. Ведь, если ты не задумываешься о деталях в еде, вероятно, детализируешь другие события своей жизни. Парень продолжает общение с другом, а я рассматривать рекламную картинку.
Прихожу в другой день… Все также смотрю трейлеры на большом экране, вкушая придуманный аромат нарисованной пиццы. А, вот прохожий… Он берет тарелку супа и садится за стол. Аккуратно разложены ложка и салфетки, ни крохи на столе. Кажется, что он зашел по пути, чтобы немного посидеть на стуле и двинуться по своим делам дальше. Как отнеслись бы такие люди к пицце? Четко рассортированы продукты для приготовления, точный выбор сортов сыра, помидоров и др. Он аккуратно разрезал бы лук на части, чтобы не повредить его соседние дольки и пальцы. Мир этого человека собирает множество мелких деталей, которые он собирает воедино, утончяя процесс и свой вкус.
А люди ходят вокруг… Выбирают, разбирают подарки, покупают овощи, фрукты и разные  вкусности. Книги, буклеты, тетрадки, все для малышей и многое для взрослых…. Так проходит жизнь супермаркета, отмечая на своем календаре день за днем. И каждый приносит мне новые подарки.
За стол напротив присела девушка. Для нее важно получить удовольствие от процесса приготовления. Она не столь капризна к выбору продуктов, сколько теплота, полученная от замеса теста и наложение на нее начинки в определенной последовательности, важнее и интереснее для нее. Внутренняя гармония при приготовлении. Она будто танцует, окружая себя легкими и приятными моментами жизни на кухне.
Еще один парень выделяет сочность каждого продукта. Если бы он готовил эту пиццу, то очень старательно бы выкладывал один продукт за другим, чтобы сохранились все вкусовые качества свежих овощей. Ему важно получить максимум вкусовых ощущений.
Дети… для них интересны фигуры и цвета… и то как складываются они. Будто собирая конструктор, они бы готовили пиццу с интересом и аппетитом.
Так проходит день за днем... И одни люди сменяются на других в кафе. У каждого своя жизнь, своя история… свой взгляд на мир… и свое отношение к пицце. Одни готовят ее легко и просто, не задумываясь, другие детализируют процессы. И каждый из этих вариантов имеет миллионы ответвлений. А некоторые соединяются между собой.
Жизнь супермаркета… миллионы людей… и одна пицца на плакате передо мной.

12.07.2015

Печеночный торт

Чтобы приготовить вкусный торт, мне понадобились продукты:
 - куринная печенка - 500 - 600 г
 - яйца - 5 шт.
 - мука - 1 стак.
 - растительное масло - 75 г
 - молоко - 250 г
 - майонез - 1 уп. 250 г
 - чеснок - 5 зубчиков
 - лук - 3 шт.
 - морковь - 2 - 3 шт.
 - приправы
 - соль - 0,5 ч.л.
 - укроп
 - петрушка (для украшения)
 - сыр (для украшения)

Промытую куринную печенку перемешиваб в блендере.Добавляю 3 шт. сырых яиц, молоко, миуку и соль. Все тщательно перемешиваю, чтобы не было комочков (в моем случае их было минимум). На блинной сковороде обжариваю с двух сторон налитое на нее готовое тесто. Блинчики получились толщиной, примерно, 2 - 3 мм. Каждый смазываю сливочным маслом.
Зубчики чеснова выдавливаю через чесночницу и добавляю в майонез. Перемешиваю. Обжариваю лук с мороковью (тертый на мелкой терке и добавляю немного укропа. Пока все это нежится на сквороде, 2 шт. варенных яиц очищаю. С удовольствием съедаю одну половинку, а оставшиеся части натираю на мелкой терке.
На готовый печеночный корж накладываю майонез с чесноком, затем немного зажарки и тертое вареное яйцо. Сверху - следующий корожи, и повторяю процедуру, пока не останется последний. Он отличается только тертым сыром сверху и украшенной зелельню петрушки.

Приятного аппетита!


Для запеканки мне понадобилось:
 - 3 большие картофелины
 - 1 большой кабачок
 - 3 яйца
 - 200 - 300 г шампиньонов
 - 1 маленькая морковь (для вкуса)
 - 4 ст. л  муки
 - 1 луковица
 - 1 ст. л. майонеза
 - 100 г сыра
 - зелень, приправы, чеснок

Обжариваю лук с грибами, добавляю морковь, приправы, немного чеснока. Тертые на терке картофель и кабачок добавляю зелень (петрушка и укроп), затем грибы с луком, майонез и приправы на вкус. Взбитые яйца с курмой и паприкой вливаю в получившуюся смесь.
Выкладываю все это на смазанный протвинь и посыпаю панировочными сухарями и тертым сыром.
В разогретой духовке все печется до румяной курочке.
В такую запеканку можно добавить помидоры, мясо и многое другое, что придумаете.

Приятного аппетита!


Profile

verdana_ludmila
Людмила Вердана

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com